Мёртвые души

Мёртвые души


— Мне интересно, когда русские ещё и воевать успевают? — Ганс Шмульке картинно закатил глаза, увидев на стене офицерского клуба очередной плакат, богато разукрашенный красными звёздами, серпами с молотами и прочими обязательными атрибутам политотдела, бессменно возглавляемого Парамоном Нилычем Котятко. — Нет, безусловно, я осознаю, что воспитание личного состава — вещь нужная и полезная, но господин комиссар местами перегибает палку...

Броский заголовок гласил:

«СЕГОДНЯ В КЛУБЕ ЛЕКЦИЯ НА ТЕМУ “МЁРТВЫЕ ДУШИ И КАК С НИМИ БОРОТЬСЯ”. По завершению лекции — чаепитие. Явка обязательна».

— Э-э... — недоуменно протянул лейтенант Фюрст. — Я снова ничего не понимаю! «Мертвые души»? «Die toten Seelen»? Это же роман писателя Гоголя! Причём отлично известный в Германии — впервые на немецкий язык переведен Филиппом Лёбенштайном аж в 1846 году! С чем собрался бороться комиссар Котятко? С наследием классической литературы?! Что за бред?

— Не думаю, — Ганс Шмульке пожал плечами. — При всех своих большевистских замашках, герр комиссар ни разу не дурак и никогда им не был. Может быть, у нас на базе завелись привидения? Ну или зомби? Достаточно вспомнить прошлогодний прорыв из Heroes of Might and Magic, когда у них что-то сломалось на кладбище в Некрополисе и оттуда прямиком в Химмельсдорф валом поперли умертвия...

Отто Фюрст тяжко вздохнул. «Прорывы», также именуемые «пробоями» или «дырами», являлись бичом окружавшей танкистов Вселенной. Общеизвестно, что за пределами танковой базы и полигонов находились другие миры, населенные самыми разными — и далеко не всегда дружелюбными — созданиями. Скажем честно, если в случае «пробоя» в WoT проникали милые, хотя и не без сумасшедшинки, разноцветные лошадки из My little pony, это ещё можно было терпеть. Но в абсолютном большинстве случаев нежданные гости ангельским нравом и пленительной внешностью не отличались.

Руководство наисекретнейшего Исследовательского центра «Варгейминга» после очередного происшествия только разводило руками, обещая устранить, исправить, тащить и не пущать, но вероятность очередного глюка от этих посулов не снижалась — вот и приходилось иногда давить гусеницами живых мертвецов, палить из крупного калибра по мантикорам или просить коллег из World of Warplanes сбить вывалившегося незнамо откуда крылатого дракона...

— Не будем ломать головы, — заявил лейтенант. — В конце концов, иваны вправе развлекаться как угодно в свободное от боёв время. Они ведь не осуждают нас за игру на губной гармошке и пение хором Ah, du lieber Augustin? Пойдём-ка лучше в штаб, надо взглянуть на сегодняшнее расписание выездов...

Никаких неожиданностей не последовало: Отто Фюрсту, как командиру, выдали планшет с боевыми заданиями: так-так, Эль-Халлуф, Рудники, Карелия, Лайв Окс. Терпимо, бывают полигоны и похуже. Вечером два ротных боя, сразу за ними высадка на глобалке. Всё привычно, без сюрпризов.

VK 45.02 (P), в обиходе «Тапок» или, если выражаться языком Гёте и Шиллера, «Der Pantoffel», отремонтированный и чистенький, громоздился перед ангаром. Вся команда в сборе. Экипаж вопросительно воззрился на лейтенанта.

— Эль-Халлуф, рандом, — кратко пояснил Фюрст. — По местам!

Танк выбросило на полигон, нижний респ. Вот и отлично — господин лейтенант, зная сильные и слабые стороны своей машины предпочитал не лезть на рожон, а отсиживаться на второй линии за укрытием: «Тапок» по большому счёту был отличной ПТ-САУ с вращающейся башней, а орудие 10,5 cm Kw.K. L/68, в отличие от топового, и стреляло точнее, и сводилось быстро.

— Как обычно, — сообщил по внутренней рации лейтенант. — То есть ждём гостей. Сами припрутся! ПТ-режим!

Позиция идеальна: слева камушек, справа кустики, от артиллерии защищает гребень скалы. Стой себе спокойно под масксетью и жди засвета. В таком положении тяжёлый танк малоуязвим, главное не подпускать к себе противника и работать по целям со средних и дальних дистанций. Выигрывает тот, у кого терпения больше.

— Цель право тридцать два градуса... — с фирменной ленцой сообщил Ганс Шмульке. — Т-54. Навожусь с упреждением...

Скомандовать «Огонь!» герр лейтенант не успел, поскольку последовал громкий «Бббум!» — за несколько лет опыта экипаж научился по звуку определять, попадание ли это от другого тяжа или плюха от артиллерии, но в текущий момент звук имел совершенно иной источник: в «Тапок» врезался кто-то из своих.

Прицел сбит, бодренько шнырявший в низинке Т-54 ускользнул, скрывшись в складках местности.

— Убью идиота! — провозгласил Ганс Шмульке. — Что там такое?!

Отто Фюрст прильнул к командирскому перископу. Неподалеку стоял «Фердинанд», который и въехал танку в корму. Стоял как-то очень странно, уткнувшись стволом в камень.

— Да и чёрт с ним, с болваном! — огрызнулся Шмульке. — Как эти криворукие вообще машиной рулить ухитряются! В ангар вошёл, голду купил, мозгов не купил!.. Тихо! Цель лево шесть, янки, Т34, стоит бортом! Сейчас он у меня...

Последовало очередное «Бббум». Снаряд улетел в пустоту. Отто Фюрст сквозь зубы процедил что-то из лексикона штрафных подразделений и передал по рации — «Ещё хоть раз!..» — далее вновь последовала пышная терминология штрафных рот.

«Фердинанд» отъехал ровно на прежнюю позицию и снова уставился пушкой в здоровенный валун.

— Сдаём назад, — приказал герр Фюрст мехводу. — Это уже становится интересным. Плевать на бой, лучше понаблюдаем, что за птенец кукушки завелся в нашем гнездышке!

ПТ продолжала странные эволюции. Несколько секунд постояв, машина поворочалась вправо-влево, проехала несколько метров до места, где прежде стоял «Тапок», поводила стволом, дала залп в никуда и снова вернулась к валуну.

— Шмульке, — решительно сказал лейтенант, — а давай-ка влепим фугасом прямиком перед ним, в камушек. Только никакого тимдамага, нам из своего кармана платить в случае чего! Просто попытаемся его расшевелить.

— Как прикажете, герр Фюрст.

— Заряжай. И по валуну.

«Фердинанд» никак не среагировал — в обычное время от экипажа ПТ последовал бы шквал самых чёрных словес, с точным перечислением всех предков, сексуальных привычек, моральных и нравственных качеств командира «Тапка», но в эфире царила гробовая тишина. Самоходка постояла на сбитой гусенице, и продолжила движение по замкнутой траектории — постоять у камня, поелозить, выдвинуться вперёд, выстрелить, снова обратно. И так ещё три раза подряд, пока «Фердинанда» не засветил СТ противника и САУ не накрыло залпом артиллерии.

— Всё равно слили, — поморщился Шмульке, поглядывая на тактический планшет. — Отбиваемся до последнего, а по возвращению на базу — в штаб, писать рапорт на владельца «Фердинанда»! Это же свинство!

Финал оказался предсказуем: VK 45.02 закрутила троица средних танков и полминуты спустя машину вышвырнуло в ангар. К смахивающему на решето «Тапку» кинулись ремонтники: восстанавливать броню и агрегаты.

— Пошли к командованию, — лейтенант Фюрст спрыгнул с надгусеничной полки на бетонный пол. — Поскольку спускать с рук такие художества нельзя категорически!

Дежурный по штабу, — а им сегодня являлся собственнолично товарищ Котятко, — выслушал возмущенных коллег, хитро усмехнулся и полез в компьютер, напрямую связанный с основным центром управления WG.

— Информация передана куда следует, — сказал Парамон Нилыч. — Ожидаем ответа. А вы, господа товарищи германцы, ведете себя как маленькие. Детский сад, штаны на лямках! Ботов никогда не видели?

— Видели, но не таких, — огрызнулся Шмульке. — При всём уважении, герр комиссар, бот обычно стоит на респе, не подавай признаков жизни. Афк, как говорится. А тут...

— Технический прогресс движется вперёд семимильными шагами, — комиссар назидательно вытянул указательный палец к потолку. — Отлично вас понимаю: неприятно проигрывать из-за ботоводства. Но в описанном вами, унтер-офицер, случае возможно несколько вариантов. Разрыв соединения. Медленная связь. Или действительно away from keyboard, как выражаются англо-американские союзники. Так что палить по предполагаемому боту вовсе не обязательно, а что главное — наказуемо, особенно с текущей системой начисления штрафных баллов! Вам лично нужен бан за повреждение или уничтожение союзника?

— Никак нет, герр комиссар!

— Во-от... Минуточку, пришёл ответ из центра на наш запрос. Так-так. Двадцать боёв подряд совершенно идентичное поведение: не более 10 выстрелов, ни одного попадания, всегда от респа проходил не более трёхсот метров... Закономерный бан по логину. Довольны?

— «Мне отмщение из аз воздам», — процитировал Шмульке известный библейский текст. — Мёртвую душу вернули туда, где ей и положено быть — в ад офлайна. Данке, герр комиссар.

— Значит, на лекцию всё-таки придете? — улыбнулся Парамон Нилыч. — Расскажем, как бороться с ботоводством.

— Не уверены, у нас ещё семь выездов, — как-то слишком быстро ответил лейтенант Фюрст, отлично знавший, что ораторские способности товарища комиссара никогда не позволяли ему уложиться в регламент и сорокаминутная лекция могла растянуться часа на три. — Мы лучше поборемся своими методами: стоящие на респе танки проще воспринимать как элемент антуража — не завёлся. и всё тут.

— Как угодно, — развел руками комиссар. — Впрочем, на следующей неделе будет интереснейший доклад на тему...

— Извините, нам пора, — лейтенант ухватил Ганса Шмульке за рукав и вытащил в коридор. — Герр Котятко нас заболтает до смерти. Поехали-ка лучше на следующий полигон! Надеюсь хоть там не будет мёртвых душ!

© А. Мартьянов. 25.02.2014

А так же чтоб не быть раком в игре wolrd of tanks мы рекомендуем скачать лучшие Моды для World of Tanks, и поменьше ботов в рандоме! Помните ботоводство зло!